moshekam (moshekam) wrote,
moshekam
moshekam

Станет ли Навальный хорошим диктатором?

Тезисы Белковского:

Программы у Навальгого  не только нет, но и не должно быть!


Станет ли  Навальный диктатором, если и когда придет к власти? Конечно!

Нужны ли Навальному политические союзники и партнеры?  Нет, не нужны!

Диктаторы бывают хорошие и плохие.

От себя:
России нужен хороший диктатор.
Сможет ли им стать Навальный? Судя по его команде, вполне возможно.
Дадут ли ему им стать? Очень большие сомнения.


Зависть к Навальному


Итоги политического сезона по версии Станислава Белковского


Триумфатор Навальный

В российской так называемой политике — как и в так называемом российском футболе — есть сезон. Он начинается примерно в сентябре и завершается в июле, и нынче мы наблюдаем конец сезона 2016/17. Как формальный (хотя и фейковый) политолог, я обязан частично подвести сезонные итоги. Иначе зачем меня держат?

Первый и главный итог: сезон прошел под знаком А.А. Навального. Потому и говорить я буду в основном о нем. С небольшими отклонениями в сторону В. В. Путина и И. И. Стрелкова.

А. А. Навальный провел сезон на ура. По-настоящему клевая движуха началась с фильма Фонда борьбы с коррупцией «Он вам не Димон», обнародованного в начале марта 2017-го. Картина собрала в различных соцсетях более 20 млн просмотров, доказав, что в отдельных политических случаях можно обходиться совсем без федеральных телеканалов. «Скоро настанет день, когда влиятельное телевидение будет вещать из каждой розетки», — сказал примерно 17 лет назад покойный ныне Б. А. Березовский. И оказался прав.

«Он вам не Димон» и кампания после/вокруг него всерьез и отрицательно сказались на шансах центрального персонажа фильма, премьер-министра РФ Д. А. Медведева когда-нибудь снова стать преемником президента. И это уже относится не только к теме «оппозиция против власти», но и к сюжету «власть против власти», то есть к вечной борьбе важных групп влияния внутри российских элит. Что, с точки зрения нынешней РФ, даже интереснее.

Потом были уличные акции 26 марта и 12 июня. Первая — вполне удачная, вторая —менее успешная. Но обе они усилили наше представление о том, что выводить людей, особенно молодых, на улицы нынче умеет именно г-н Навальный. К тому же лидер за свою активность административно отсидел, в общей сложности, 40 суток, что закрепило его репутацию бесстрашного борца-страдальца.

Параллельно создатель ФБК стал звездой шоу, учиненного его формальным оппонентом, олигархом А. Б. Усмановым. На судебном процессе «Усманов против Навального», правда, выяснилось, что в тщательной правовой аргументации Алексей Анатольевич не нуждается, ему достаточно политической и антикоррупционной целесообразности. Но мемы вроде «тьфу на тебя!» и сопутствующий хайп (во какие слова я теперь знаю!) поработали строго на него, никак иначе.

На этом фоне очень бодро шло открытие президентских штабов г-на Навального в десятках регионов и привлечение широких волонтерских масс. Штабы и волонтеры немедленно подверглись властному давлению, дополнительно мотивировав нынешних и будущих навальнистов активно ненавидеть кровавый режим.

Наконец, гвоздем в гроб сезона стали дебаты А. А. Навального с бывшим «министром обороны ДНР» И. И. Стрелковым (И. В. Гиркиным). Снова — прилив внимания, которого не удостоился в сезоне ни один другой оппозиционный политик.

Триумф!

Завистники, фрики, лузеры и я, Белковский

Наглядевшись на новую серию успехов Навального, в июне-июле 2017-го активизировались фрондирующие политики и интеллектуалы. Среди них — экономисты Владислав Иноземцев и Андрей Илларионов, бывший депутат Государственной думы Илья Пономарев, журналист Олег Кашин, питерский «яблочник» Борис Вишневский и другие.

Основной смысл скопившихся претензий к г-ну Навальному таков:

— в деятельности кандидата проявляются нарастающие признаки вождизма; он все более похож на комбинацию Бориса Ельцина и Владимира Путина, только виды сбоку и сзади;

— авторитарные наклонности А. А. не позволяют противникам Кремля объединиться вокруг такого лидера;

— у А. А. нет никакой внятной программы, и во многих конкретных вопросах он откровенно некомпетентен (мягко говоря, «плавает»);

— г-н Навальный не интересуется судьбой своих сторонников, попадающих под репрессивный каток режима, и не склонен помогать им в сложных ситуациях.

Авторитетные сторонники триумфатора жестко ответили критиканам. Дескать, последние — фрики и лузеры, которые сами в политике ничего толком не добились. И потому движимы лишь банальной завистью к Алексею Анатольевичу, убедительно доказавшему свое право быть единым безальтернативным лидером оппозиции (возможности использования соответствующего акронима Роскомнадзор ограничил еще в 2013 году). А все прочие, включая вышеперечисленных, должны или поцеловать дону перстень, или тихо отползти на свалку истории.

Со всеми означенными оппонентами Алексея Анатольевича я, в той или иной мере, лично знаком. И никак не думаю, что они завидуют г-ну Навальному. Все-таки все они — люди известные и в своих средах/отраслях довольно влиятельные. И не настолько закомплексованные, как автор этих заметок.

Если уж кто и завидует ему, так это действительный фрик и лузер — я, Белковский. Но это не практическая зависть одного физического лица к другому. В конце концов, мы с г-ном Навальным живем в разных мирах: он осторожными шагами подбирается к вершине олимпа, где свистят ледяные ветры государственной необходимости. Я — тускло отлеживаюсь в хижине у подножия горы, где каждый новый рассвет ждет особой благодарности. Так что моя зависть — онтологическая. Это отношение обывателя, выпавшего из времени, к архетипическому персонажу эпохи. Как, скажем, у Николая Кавалерова к Андрею Бабичеву — в книжке Юрия Олеши «Зависть».

И на правах сущностного завистника я хотел бы напомнить — не главному герою, конечно, ибо ему наплевать — а его нынешним критикам, что я еще в 2009 году предупреждал о ельцинизации Навального. («Грани.Ру», «Навальная политика»), а в 2013-м — о путинизации оппозиционера. И хоть бы кто меня теперь благодарственно вспомнил! Впрочем, плох тот Фирс, которого не забыли, а Фирс — все-таки довольно важный герой русской драматургии.

Так что я не встаю в общий ряд навальнокритиков, а иду на их виртуальную манифестацию отдельной арьергардной колонной.

Программа Навального

Успокойтесь: ее не только нет, но и не должно быть.

Всякая развернутая программа «единого и безальтернативного» может не столько увеличить, сколько уменьшить число его сторонников. И чем детальнее программа, тем явственнее такая угроза.

Этот документ как жанр требует ответов на многие конкретные вопросы. От пенсионного возраста до ревизии приватизации, от роли РПЦ МП до Чечни, от Крыма до Сирии. А всякий точный ответ какую-нибудь часть актуально-потенциальных навальнистов так или иначе оттолкнет. Так зачем?

Политическая концепция Навального — а не его программа — предельно проста. Она состоит из трех пунктов.

1. Я — молодой и красивый, решительный и смелый, русский и здоровый.

2. Я — единственная альтернатива В. В. Путину.

3. Кто не за Путина, тот за меня, и наоборот.

Ничего качественно большего мы все равно не дождемся. А ответ на вопрос о программе будет, хотя бы и сугубо эвфемистически, сводиться к дружелюбному «пройдите, пожалуйста, в жопу» (с).

Политику, который, как червонец, должен нравиться всем, излишне подробный план действий не нужен. Так же как и господину Путину: восстановление величия России плюс усиление контроля над страной, чтобы не расползлась. И вот вам (хотя бы теоретические) 86%.

Нет, конечно, некую брошюру с развернутыми тезисами, называемыми «программой кандидата», штаб Навального всегда может подготовить. Но едва ли сам кандидат эту брошюру соберется внимательно прочитать. И на важные-то дела времени не хватает.

Диктатор Навальный

Станет ли А. А. Навальный диктатором, если и когда придет к власти? Конечно. В той или иной форме. Потому что человек не может быть сильнее/выше своего психотипа.

Но это не страшно.

Диктаторы бывают хорошие и плохие.

Хорошие — те, кто нравятся женщинам среднего возраста. Плохие — кто таким дамам не нравятся.

Соответственно, лидер может еще не вызывать восхищения названной целевой группы (недозрелый мальчик, несерьезно) или уже не вызывать (дедушка старый, на грани маразма, что с него взять).

У Навального, давно миновавшего стадию «еще», запас прочности до стадии «уже» лет 25-30. Немало.

Союзники, конкуренты и пострадавшие

Нужны ли нашему герою политические союзники и партнеры с отдельными политическими амбициями? Нет, не нужны — ни объективно, ни субъективно.

У него две цели.

Среднесрочная — стать президентом страны.

Краткосрочная — явиться главным и единственным российским оппозиционером.

Сроки достижения первой цели неясны, и от внекремлевских политпартнеров не особенно зависят. Вторая — уже практически достигнута. И когда в нынешнем подлунном мире всплывают слова «российская оппозиция», первая и безупречная ассоциация — «Навальный». Его, и только его надо поддерживать всеми доступными ресурсами — будь ты бурановская бабушка, столичный олигарх, президент Дональд Трамп или евродепутат Фёлькер Бек.

Ну и зачем другие оппозиционеры, путающиеся под ногами? Как известно, всё нельзя поделить на всех, потому что всего мало, а всех много. Не стойте в очереди, лучше идите пьянствовать.

Всякий авторитарный лидер проходит в своем развитии три стадии. Причем проходит, не обязательно находясь при государственной власти, а даже будучи просто формальным или неформальным предводителем неких относительно устойчивых структур — партии, корпорации, академического НИИ. Сначала — первый среди равных. Дальше — небожитель. Третья стадия — избавитель себя от друзей по далекому «сначала», которые помнят его всего-навсего первым среди равных.

Этот путь полностью прошел В. В. Путин. А. А. Навальный пока находится на пешеходном переходе из второй стадии в третью. Он ее скоро и достигнет — неважно, став хозяином Кремля, или же никогда.

Авторитетные сторонники А. А. говорят, что наш герой совершенно не обязан культивировать своих конкурентов, и, стало быть, хоть как-то поддерживать других российских оппозиционеров.

Это, на взгляд онтологического завистника, не совсем так.

Политика — дело не сугубо прагматическое, а хотя бы отчасти идеалистическое, разнообразие и конкуренция на оппозиционном поле совершенно необходимы для демократической трансформации страны. И если кто-то декларирует тягу к такой трансформации, тот должен, как ни странно, культивировать собственных конкурентов.

Но с исключительно меркантильных позиций — нет, конечно, не обязан.

Ну, вот и все. Они правы.

Всякая правильно-последовательная позиция подлинного вождя (а не лузера-размазни), адресованная адептам, всегда такова: вам предоставляется сладостное и почетное право за меня пострадать. Если вам суждено выжить, то это страдание вы запомните как самое яркое впечатление бытия, не перебиваемое рутинным ходом вещей. А если не суждено — все верно запомнят ваши потомки, которые будут вами гордиться за то, что вы пострадали за меня, и больше ни по какому поводу.

Дело здесь не в Навальном, а в этосе вождя и вождизма вообще. Дальнейшие вопросы к лидеру (типа казусов Алексея Туровского / Дениса Лебедева), надеюсь, снимаются. Всё есть, как должно быть.

Дебаты. Кто сбил «Боинг»?

Про публичную полемику А. А. Навального с И. И. Стрелковым (И. В. Гиркиным) не написал только ленивый. А поскольку я крайне ленив, пишу последним и неподробно.

По моему представлению, дебаты закончились вничью. А эта ничья — в пользу г-на Стрелкова. Если матч «Спартак» — «Анжи» на московском поле завершается 1:1, то ясно, что это успех «Анжи».

Как мне сегодня видится, А. А. пошел на дебаты с И. И. именно потому, что никак не опасался последнего. Он должен был победить на своем поле, да и Гиркин ему ни при каких обстоятельствах не прямой конкурент. Так что большого риска не было.

Но хозяин не победил, потому что ему скучновато служить полемистом. Почти совсем как В. В. Путину. Ведь он уже главный, единственный и безальтернативный, так кого и в чем он должен убеждать… Вот потому и драйва особого не было, и подготовкой несколько проманкировали.

А запомнились дебаты, пожалуй, одним. Фактически полковник Стрелков дал понять, кто сбил «Боинг» MH17. Не ополченцы. Остальное — военная тайна. Более чем прозрачный намек, не так ли? Не украинцы же и не американцы, раз военная тайна.

Еще полковник хвастался, что постоянно, с ранней юности ходил убивать людей. На что я задал бы ему три наводящих вопроса:

— так ли уж хорошо убивать людей?

— педагогично ли это столь выпукло рекламировать?

— почему все войны с участием г-на Стрелкова были его стороной проиграны?

Но меня на дебатах не было, и ничего я не спросил.

Четвертая власть

В ходе политического сезона А. А. запомнился еще серией суждений о СМИ и их роли в общественно-политическом процессе.

Его основные соображения, если я правильно их понял, были такие.

А. Традиционные медиа больше не нужны, потому что любой раскрученный блогер отныне легко побьет их и по популярности, и по влиянию.

Б. Зачем вообще разговаривать со СМИ, если у всякого большого политика должен быть бронебойный инструментарий типа YouTube-канала «Навальный Live». И все, что политик хочет сообщить миру, он скажет без посредничества ветхих медиа.

В. Достали журналисты, претендующие на такое ненужное посредничество, а сами способные лишь на малопопулярные «колонки по твитам»

Г. Придя к власти, он обеспечит истинную свободу СМИ.

Отчасти Алексей Анатольевич прав. Постсоветское медиасообщество само вызвало несколько неудобных вопросов к себе. И регулярными претензиями на мессианство. И концепцией «уникальных журналистских коллективов», находящихся за пределами профессиональной оценки их трудов. И стремлением влезть во многие важные общественные споры не иначе как в роли морального арбитра.

Но, тем не менее, все это не означает, что четвертая власть не нужна. Если ее не будет, некому будет модерировать диалог между политиками и паствой. И политики смогут манипулировать паствой как угодно. Твиттер Трампа, конечно, эффектен и многопосещаем. Но страшно представить, что все американское медиаполе состояло бы из таких «микроблогов». А что уж и говорить о русском медиаполе, перепаханном до фекальных пределов!

И я сейчас пытаюсь говорить не о технологии — да, возможно, печатные СМИ вот-вот помрут, а за ними и традиционное ТВ — а о философии отношений в треугольнике «политик — медиа — обыватель».

Хотя я готов согласиться, что любые медиа, зачем-то критикующие Навального, раздражают. Плохо то СМИ, которое не раздражает.

Резюме

Мы так и не научились понимать, какая страна более несчастна: в которой нет героев или которая нуждается в героях.

Дождемся следующего сезона. Он обязательно придет.

Tags: Навальный, Россия после Путина
Subscribe

Posts from This Journal “Навальный” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments