moshekam (moshekam) wrote,
moshekam
moshekam

Но по службе, если надо, я и маму привлеку! Из цикла: наши герои.


Репродукция картины художника Никиты Чебакова «Павлик Морозов» (1952 год)85 лет назад был убит пионер Павлик Морозов.
Павел Морозов родился 14 ноября 1918 года в селе Герасимовка Туринского уезда Тобольской губернии (ныне — Свердловская область). Его отцом был председатель сельсовета Трофим Морозов.

Жизнь в селе была бедной. По рассказам учительницы Павлика, у многих детей даже не было одежды — они сидели дома, кутаясь в старое тряпье.

Отец Павлика пробыл председателем сельсовета до 1931 года. Все это время, по словам односельчан, он присваивал себе конфискованное у кулаков имущество, приторговывал выдаваемыми выселенным кулакам справками и другими способами использовал служебное положение. Хорошим отцом назвать его было нельзя — жену и детей он частенько поколачивал, а когда мальчишек стало уже четверо, и вовсе ушел к другой женщине.

После отстранения от должности Трофим Морозов был осужден на 10 лет за то, что «будучи председателем сельсовета, дружил с кулаками, укрывал их хозяйства от обложения, а по выходе из состава сельсовета способствовал бегству спецпереселенцев путем продажи документов». 20 февраля 1932 года суд вынес решение: «Занимался фабрикацией подложных документов, которыми снабжал членов повстанческой группы и лиц, скрывающихся от репрессирования Советской власти».

А спустя несколько месяцев Павлик погиб.

3 сентября 1932 года Павлик вместе с младшим братом Федором, которому было всего девять лет, отправились в лес по ягоды. Мать днем ранее уехала в город продавать теленка. Когда 5 сентября она вернулась, детей все еще не было дома. Забеспокоившись, женщина обратилась в милицию. Организованная милиционерами поисковая группа вскоре обнаружила детей в лесу мертвыми. Оба мальчика были зарезаны.

«Морозов Павел лежал от дороги на расстоянии 10 метров, головою в восточную сторону. На голове надет красный мешок. Павлу был нанесен смертельный удар в брюхо. Второй удар нанесен в грудь около сердца, под каковым находились рассыпанные ягоды клюквы.

Около Павла стояла одна корзина, другая отброшена в сторону. Рубашка его в двух местах прорвана, на спине кровяное багровое пятно. Цвет волос — русый, лицо белое, глаза голубые, открыты, рот закрыт. В ногах две березы (…) Труп Федора Морозова находился в пятнадцати метрах от Павла в болотине и мелком осиннике. Федору был нанесен удар в левый висок палкой, правая щека испачкана кровью. Ножом нанесен смертельный удар в брюхо выше пупка, куда вышли кишки, а также разрезана рука ножом до кости», — гласило заключение о смерти.

В ходе расследования гибели мальчиков оказалось, что ранее, во время судебного процесса против Трофима Морозова, Павлик подтвердил, что его отец бил мать и сотрудничал с кулаками (позже, в 1980-х годах, появились версии о том, что Павлик не был причастен к вынесенному отцу приговору, так как в следственном деле не были обнаружены его показания). На сегодняшний день существует несколько версий слов, которые Павлик произнес на суде. Одна из них звучит следующим образом:

«Дяденьки, мой отец творил явную контрреволюцию, я как пионер обязан об этом сказать, мой отец не защитник интересов Октября, а всячески старается помогать кулаку сбежать, стоял за него горой, и я не как сын, а как пионер прошу привлечь к ответственности моего отца,

ибо в дальнейшем не дать повадку другим скрывать кулака и явно нарушать линию партии, и еще добавлю, что мой отец сейчас присвоит кулацкое имущество, взял койку кулака Кулуканова Арсения (мужа сестры Трофима Морозова и крестного отца Павла) и у него же хотел взять стог сена, но кулак Кулуканов не дал ему сена, а сказал, пускай лучше возьмет х...».

Кулуканова вместе с бабушкой и дедушкой Павлика (родителями Трофима) и его сыном Данилой, двоюродным братом мальчиков, суд признал виновными.

По словам матери Павлика, ее одиннадцатилетний сын Алексей рассказал, что «3 сентября он видел, как Данила очень быстро шел из леса, и за ним бежала наша собака. Алексей спросил, не видел ли он Павла и Федора, на что Данила ничего не ответил и только засмеялся. Одет он был в самотканые штаны и черную рубаху — это Алексей хорошо запомнил. Именно эти штаны и рубаху нашли у Сергея Сергеевича Морозова во время обыска».

«Не могу не отметить и того, что 6 сентября, когда моих зарезанных детей привезли из леса,

бабка Аксинья встретила меня на улице и с усмешкой сказала: «Татьяна, мы тебе наделали мяса, а ты теперь его ешь!».

Данила Морозов полностью сознался в содеянном, дедушка Сергей колебался. Остальные утверждали, что невиновны.

Суд приговорил Данилу и Кулуканова к смертной казни через расстрел. Сергей и Аксинья попали в тюрьму, где вскоре умерли.

Смерть Павлика Морозова быстро приняла идеологическую окраску.

В глазах общества мальчик превратился в бесстрашного борца с кулачеством во время коллективизации, всех пионеров призывали брать с него пример. Павлик стал символической жертвой, национальным героем.

Его имя звучало в каждой школе. Стихи, поэмы, песни и книги появлялись одна за одной, в честь мальчика переименовывали улицы, называли колхозы, школы, пионерские отряды. Было установлено множество памятников в разных городах.

В годы перестройки маятник качнулся в другую сторону, превратив пионера-героя в доносчика и предателя. Памятники были изуродованы, музей имени П. Морозова в Герасимовке больше не финансировался.

В 1997 году президент РФ Борис Ельцин исключил место гибели мальчика из списка памятников истории и культуры общероссийского значения.

После этого Герасимовка быстро превратилась в обычное захолустье. В 2002 году ее население составляло 414 человек, к 2010 упало до 288.

Tags: Культура имеет значение
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments