moshekam (moshekam) wrote,
moshekam
moshekam

Categories:

Опыт денацификации: силовая контрпропаганда как мощный способ трансформации общества

Георгий Почепцов

Послевоенная денацификация Германии как контрпропаганда
денацификация

Существует одна тема, о которой мы мало знаем, но которая напрямую связана с пропагандой. Это программа денацификации Германии с помощью образования, цензуры и под. типа инструментария. После окончания войны державы-союзницы принялись за свои собственные процессы денацификакции в Германии и Австрии, существенной составляющей которых было изменение системы образования в стране.

И здесь главным объектом изменений стала история, поскольку потребовалось изменить как интерпретацию всей довоенной истории, так и внести изменения в далекое прошлое, поскольку оно всегда служит фундаментом настоящего. К примеру, последняя глава исследования о денацификации в системе образования называется «Кто контролирует прошлое, тот контролирует будущее». Здесь подчеркивается, что до 1949 г. оценивали и сначала массово отвергали книги, подготовленные немцами в качестве учебников. Но в ходе цифрры менялись: в 1947 г. число отвергнутых рукописей упало с 19% до 6%, а в области учебников истории с 50% до 17 %. В истории вводилась новая символическая картина со сменой оценок не только довоенного прошлого, но и более отдаленных событий. Например, Крестьянская война 1524 — 1525 гг. стала впервые трактоваться в качестве первых шагов Германии в борьбе за демократию. Два других события-символа в этом демократическом движении была конституция 1848 г. и Веймарская республика. Завершением этого демократического процесса и стал 1945 г. То есть 1945 год был встроен в историю демократии в Германии, опирающейся на три символических события прошлого.

Была и подобная денацификация по отношению к живым людям, определявшая, насколько они были задействованы в преступлениях нацистского режима. Но это все же была мягкая денацификация, поскольку из 13,2 миллионов проверенных немцев только 613 тыс. чел. были признаны в той или иной степени виновными в причастности к преступлениям нацизма.

Интересное замечание о психологической роли нюренбергского процесса нам встретилось у Г. Куна: «Нюрнбергский процесс снизил накал мстительных чувств, господствовавших по понятным причинам в войсках союзников, и укротил антинемецкие настроения, проведя черту между горсткой главарей режима и подавляющим большинством населения, их пассивными соучастниками».

Кто-то явно придумал этот инструментарий, чтобы снизить накал страстей в послевоенном мире.



Мы ведь никогда не задумывались над тем, что реальному наказанию подверглись лишь руководители самого высокого уровня, да и только те, кто не успел покончить с жизнью самоубийством, как это сделали наиболее ярые нацисты. Но психологически для всех было понятно, что Германия понесла наказание.


Денацификация Германии стала «индустриальным» способом переформатирования целой страны, причем сделанного в очень сжатые сроки. Параллельно такое же переформатирование было проведено и в случае Японии. Причем в Японии это не затронуло по рекомендации антропологов фигуру японского императора, только генералы были признаны военными преступниками. Антропологи считали, что в противном случае будет разрушена система японских ценностей. Однако этот опыт перформатирования массового сознания не удалось столь же успешно перенести на послевоенный Ирак.

Первые выборы прошли в западной зоне уже в 1949. Это позволило в анализе уже сегодняшнего дня написать, что демократия может быть перенесена, а общество можно подтолкнуть к изменниям. Кстати, еще один вывод звучит как констатация того, что побежденное население может сотрудничать с победителями даже сильнее, чем ожидается.

В случае Японии были поставлены две задачи:


  • реформа политической системы, начиная с конституции,

  • реформа образовательной системы.

В декабре 1945 г. в Японии были изменены избирательные законы. Женщины получили право голосовать, что рассматривалось как определенный заслон для милитаризма. Был также понижен возраст начального голосования: с 25 до 20 лет. И это тоже понятно. На арену голосования выходили люди, которые уже прошли обработку новой пропагандой.

Из учебников убрали прославление императора и милитаризм. В школьной системе запретили приветствие флага, пение национального гимна и поклон императору. Это можно трактовать как борьбу с опорными символами прошлой Японии.

Некоторые выводы из сегодняшнего дня по анализу этих процессов были таковыми:


  • демократию можно переносить в незападные страны,

  • приписывание ответственности за войну влияет на последующую внутреннюю политическую динамику,

  • трансформация существующих институтов лучше строительства новых,

  • одностороннее строительство нации лучше многостороннего,

  • концентрация власти для принятия экономических решений в одних руках облегчает экономическое возрождение.



Война не заканчивается, как мы видим, победой на поле боя. После нее вновь начинается война за разум людей, которая является не менее сложной, чем война обычного порядка.


Денацификация во всех четырех зонах оккупации проводилась по-разному. Американская зона имела то отличие, что была населена преимущественно католиками. Британцы имели самое большое число жителей и самую разрушенную инфраструктуру. Они предпочитали денацификацию путем переобучения. Франция, поскольку сама пережила оккупацию, не делила немцев на хороших и плохих, плохо относясь ко всем. Это была самая коррумпированная зона. В советской зоне верили в коллективную вину всех немцев. Здесь денацификация завершилась раньше других в августе 1947 г., поскольку имела четкие цели в виде избавления от социальных групп землевладельцев и промышленников, которые привели Гитлера к власти.

Введенная в массовое сознание нацистами картина мира была интенсивно разрушена в процессе денацификации. Правда, два момента задают специфические условиях проведения этих пропагандистских кампаний. Это «закрытость» информационных и знаниевых потоков, куда попадала только заранее отобранная и разрешенная для циркуляции информация. А также то, что и в довоенное, и в послевоенное время все это происходило под контролем людей с автоматами. То есть информационная и виртуальные системы успешно трансформировались под контролем системы физической. Говоря современными словами, можно сказать, что в этих гуманитарных операциях одновременно было принуждение к выполнению задаваемых трансформаций, в чем также было существенное подталкивание к их эффективности.

Tags: Культура имеет значение, Не бывает демократии без демоса
Subscribe

Posts from This Journal “Не бывает демократии без демоса” Tag

promo moshekam april 7, 2018 20:17 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Всегда ли демократия путь к процветанию «Демократия — наихудшая форма правления, если не считать… Posted by Моисей Каменецкий on 7 апр 2018, 13:17
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments