February 9th, 2016

я

Папа Франциск продолжит попытки Святого престола обратить Россию к Богу

Первая за тысячу лет встреча глав двух христианских церквей пройдет на Кубе. Она улучшит не только отношения католичества и православия, но также и образ России на Западе.

Стремление объединить католицизм и российское православие занимает мысли Святого престола с начала XX века не только по политическим, но и по религиозным причинам. Основание для этого — одно из влиятельнейших мистических преданий современного католицизма, так называемые три тайны Фатимы.

Это три пророчества, которые Дева Мария, как утверждают верующие католики, послала трем детям-пастушкам из португальской деревни Фатима в 1917 году. По их словам, Богородица передала им видения, в том числе о России, точнее об СССР. Ватикан разделил эти видения на три части и добавил к ним свои комментарии. Об СССР речь шла во второй тайне. Это пророчество, как считается, предупреждало о начале Второй мировой войны — если Россия не вернется в лоно христианства.
Понтификом, на которого это пророчество повлияло коренным образом, был Иоанн Павел II. В 1981 году фанатик выстрелил в него в толпе, практически в упор. Папе удалось спастись, поскольку в момент выстрела он наклонился к девочке, которая приветствовала его с иконой Девы Марии Фатимской в руках. Иоанн Павел II выжил и после того, как поправился, сообщил своим сторонникам: главное послание Богородицы — обратить Россию к Богу. Следующий понтифик, Бенедикт XVI, был не только правой рукой Иоанна Павла II, но и главным ватиканским комментатором пророчеств Фатимы.
Нынешний папа Франциск, очевидно, продолжает дело предшественников. Кремль, в свою очередь, тоже не против продолжить сближение с Ватиканом. Особенно теперь, когда его возглавляет понтифик, который заработал звездную популярность среди верующих христиан на Западе.
promo moshekam אפריל 7, 2018 20:17 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Всегда ли демократия путь к процветанию «Демократия — наихудшая форма правления, если не считать… Posted by Моисей Каменецкий on 7 апр 2018, 13:17
я

Ненависть к переменам как национальная скрепа

Надо больше стабильности  


Андрей Колесников о ненависти к переменам как национальной скрепе






Бывает перманентная революция, о которой толковал Троцкий (Бронштейн). А бывает перманентная стабилизация. Тут для прояснения деталей необходима предыстория.

Известно, что Л.И. Брежнев очень любил стабильность. Он называл ее «стАбильность». А когда началась косыгинская реформа, Леонид Ильич, по воспоминаниям одного из ближайших представителей его интеллектуальной обслуги Вадима Загладина, сказал, что в детали влезать не будет, но главное – «чтобы не рассыпалось все». Идеи Брежнева (ничего не трогать) живут и побеждают – он самый популярный из исторических лидеров. Самый непопулярный – Михаил Горбачев. Недавний опрос показал, как говорят социологи Левада-центра, «негативно-нейтральное» отношение к Борису Ельцину.

Лидеры, затевавшие реформы, — Хрущев, Горбачев, Ельцин – непопулярны. Лидеры, реформы сворачивавшие или предпочитавшие стагнацию – Сталин, Брежнев, Путин – не побоюсь этого слова, любимы народом.

Почему? А почему Фирс из «Вишневого сада» называл отмену крепостного права «несчастьем»?

Это историко-культурный ген ненависти к переменам. Матрица русской неизменяемости. Кто поймает это настроение лучше всех – тот и народный любимец.

Collapse )
я

Сначала унитожали продукты, сейчас продавцов продуктов. Едоки - ваша очередь на уничтожение

я

Всё независимое - угроза власти.

Почти уверен: ночной погром последних московских киосков и магазинчиков – это не локальная придурь ненавидящего Москву Собянина, но часть большого общероссийского проекта по уничтожению ЛЮБОГО независимого от власти бизнеса.
Цель – добиться причинно-следственной связи между лояльностью и возможностью хоть как-то сводить концы с концами.
Ведь какая угроза была самой действенной в позднем СССР (являющимся главным источником ностальгии для правящей сейчас в РФ банды)? "Сообщим тебе на работу"! Непосредственно в тюрьмы и лагеря в 1970-1980-е сажали уже достаточно редко и, как правило, лишь сознательных диссидентов: тех, кто открыто бросал вызов власти. А вот угроза "лишиться работы без возможности устроиться куда-то еще" использовалась весьма широко – как предостережение против нелояльного поведения в мелочах (рассказывать неправильные анекдоты, читать самиздат, ходить в церковь и т.д.).
Именно поэтому первой реакцией на протесты 2011-2012 гг. стало уничтожение независимых СМИ и НКО – как мест, где люди могли критиковать власть в рабочее время. Теперь пришло время заняться и теми местами, где люди могут работать, критикуя власть в свободное от работы время – т.е. любым малым и средним бизнесом, не встроенным в вертикаль. Часть этого бизнеса будет банально уничтожаться (киоски, маленькие магазины-парикмахерские-мастерские-гаражи, обменные пункты, и т.д.), другая – поглощаться гигантскими, полностью подконтрольными корпорациями.
В результате через какое-то время в стране должно будет остаться несколько сотен огромных мега-структур, во главе каждой из которых будет стоять "проверенный человек" с классической биографией в стиле "дворовый хулиган – гэбист – бандит и убийца – глава ОПГ – чесальщик пяток собаки Кони – мультимиллиардер-патриот". А единственной возможностью обеспечить себе пропитание станет работа в подразделениях одной из этих структур – с жесткими ограничениями, типа "не вышел на митинг в поддержку аннексии Крыма –> штраф, не подписал письмо с требованием расстрела Навального и Ходорковского –> понижение по службе, накатал что-либо невосторженное в интернете –> увольнение с волчьим билетом и добро пожаловать просить милостыню на паперть". (Впрочем, просить милостыню на паперти, скорее всего, тоже будет запрещено – "нищие уродуют облик города" - а вся благотворительность будет сконцентрирована в нескольких специально подготовленных фондах с доверенными лицами Путина во главе).
Конечно, этот процесс займет какое-то время и до 2018-го может не завершиться. Но уж до 2024-го завершится наверняка.
Впрочем, есть надежда, что банду прогонят гораздо раньше.
я

Саша Сотник о потрясающем терпении народа. Но напрасно он думает, что оно когда-нибудь лопнет.

Так, да не так!
Мелкий бизнес, дальнобойщики, валютные заёмщики - это не население. Их давить можно.
Население это те 100 миллионов, которые власть всегда
любят и по её команде с удовольствием будут вздергивать на родных березках своих богатеньких соседей. Если помните: Только приказ. Мы ждем не дождемся вашего фас!

Потрясающее терпение населения - это морфин, сводящий с ума власть. Она сегодня продемонстрировала вседозволенность обдолбанного наркомана: "Хочу - и буду!" Кремль развращён до последней стадии невменяемости, он ведает, что творит, и пребывает в полной уверенности, что ему "ничего не будет".
Что тут сказать? "Вооружайтесь и мочите гнид"? - нельзя: посадят за экстремизм. Хотя в последнем стенд-апе я обратив внимание зрителя на политический "вертикальный самострой Путина", громоздящийся над нашими головами, откуда с большим удовольствием на нас плюют все эти многочисленные "слуги народа". Они нас лишают работы, денег, она затевают от нашего имени войны, на которые нас же и посылают умирать. Они даже вводят против нас свои собственные санкции. А населению все - нипочем.
Это - болезнь. Отупение с полной утратой воли. Население безвольно, обескуражено, сбито с толку, запугано, а над ним возвышается эта антиконституционная конструкция, и, сидя на ней, размахивают лягушьими бумажками миллионы жирных чиновников и откормленных "мусоров" с дубьём.

Население терпит. Но я, все же, уверен: это все - пока. Где та "точка", когда терпение лопнет? Не знаю. Но она есть. Если долго законопачивать котел и разогревать - он рванет. Это же - элементарная физика, и ее законов даже в терпеливой России никто не отменял. Даже Путин со своей чекистской кодлой и сворой пропагандистских собак.
Но если оно "рванет"... Ох, не позавидую я тому очкастому лизоблюду в оранжевой одежде, что лгал сегодня на камеру. Ибо - вздергивать будут на каждой родной березке. Все леса украсят синюшными висельниками.
А что? XXI век - это не про нас. Наши русские забавы актуальны в любую эпоху.