October 12th, 2016

я

К какой войне готовится Россия?

Все новостные ресурсы переполнены новостями о подготовке России к войне. Все обсуждают, что это - блеф, с целью шантажа Запада или реальная готовность Путина ввязаться в большую войну.

Вот альтернативное мнение экономиста

Андрей Мовчан

...Россия будет в состоянии поддерживать за рубежом без критических последствий для экономики группировку размером не более 30 – 40 тыс. человек, и это при условии минимальных боевых потерь. Для сравнения американская группировка в Ираке составляла более 200 тыс. человек. России просто не вытянуть полномасштабную войну вдали от границ, и это отлично понимают наши стратеги...

Возможно, кроме отсутствующих в природе (хотя бы по причине наличия у России ядерного оружия) внешних врагов, наше руководство видит еще какую-то угрозу? Думаю – да. Пример многих стран, похожих на Россию, показывает, что самой большой, если не единственной, угрозой стабильности власти в стране являются силовые структуры.

Аппараты подавления, гипертрофированное развитие которых является неизбежной частью процесса обеспечения несменяемости власти, постепенно превращаются в самостоятельную силу с масштабными экономическими и политическими интересами и претензиями. Они, а не кучки прозападных безобидных либералов или пассионарных но беспомощных великодержавных патриотов, в конечном итоге оказываются способны организовать и осуществить захват власти одновременно во всех значимых регионах, с эффективной заменой действующих систем управления, с обеспечением подавления очагов гражданского сопротивления.

Мы сегодня являемся свидетелями очевидного и последовательного усиления службы безопасности в России, все большего распространения ее влияния на все сферы жизни в стране, усиления экономической роли, увеличения ее военной мощи. Нет абсолютно никаких оснований подозревать органы национальной безопасности в возможной будущей организации переворота. Но руководство страны обязано не руководствоваться подозрениями или их отсутствием, а снимать риски особо опасных событий, даже имеющих минимальную вероятность. Усилению одной силовой системы необходимо противопоставить усиление другой системы (а еще лучше – создание и третьей независимой системы, мы это как раз и наблюдаем на примере национальной гвардии). С таких позиций становится понятно многое из того, что без учета этой логики кажется странным.

Почему так важна отработка подчинения гражданских властей военным? Да потому что иначе они легко подчинятся заговорщикам, случись такой заговор. Почему рационирование в Петербурге предусмотрено только на 20 дней? Да потому что подавление мятежа не продолжается много дольше, это вам не война. Почему надо готовить бомбоубежища – мы же не ждем ядерной войны? Ядерной не ждем, но как будет армия выкуривать мятежников из районов города, которые они могут захватить, и как будет спасать население от обстрелов и бомбежек других районов этих же городов без быстрой изоляции населения, в случае если мятежникам удастся закрепиться местами?


Утешает ли такое видение ситуации? На поверхности – нет, внутренний мятеж не многим лучше внешней войны. Но в реальности – конечно утешает. Нарочитое и показное усиление армии имеет целью не столько победить потенциальный мятеж, сколько показать его бесполезность и предупредить его начало.


promo moshekam april 7, 2018 20:17 Leave a comment
Buy for 10 tokens
Всегда ли демократия путь к процветанию «Демократия — наихудшая форма правления, если не считать… Posted by Моисей Каменецкий on 7 апр 2018, 13:17
я

Кто сегодня демонстрирует лакейскую преданность власти, вдруг окажутся нелояльными оппозиционерами


Валерий Соловей: Я не уверен в способности российской власти выдержать сколько-нибудь серьезные вызовы

Известный политолог, человек, чьи прогнозы имеют обыкновение сбываться – в интервью Русскому Монитору ответил на несколько вопросов, касающихся развития внешне и внутриполитической ситуации в России.

Валерий Дмитриевич, два года назад, когда мы с Вами беседовали буквально за несколько дней до гибели малайзийского “Боинга”, Вы прогнозировали, что запас прочности режима будет исчерпан к началу следующего избирательного цикла в России. Можно ли сказать, что этот момент уже настал?
Это будет понятно в 2017 году, когда, как я полагаю, мы столкнемся с по-настоящему серьезными вызовами, прежде всего – внутриполитическими. И эти вызовы будут иметь решающее значение для судеб Российской Федерации и российской власти. Вызовов будет, собственно говоря, два: вероятное массовое социальное недовольство, которое может слиться с политическими протестами; и второе, непосредственно связанное с первым и подогретое первым – это нестабильность в элите и раскол элит в случае массового давления снизу.

Collapse )